Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Вечный бег жизни

О советских марках и прочем коллекционировании

    Как-то у родителей я что-то искал на стеллажах, и наткнулся на совершенно забытую вещь – пять своих детских альбомов с марками. Открыл, и в голове закрутились пестрые как эти почтовые марки воспоминания…

     В 70-80-е годы минувшего века филателией увлекался каждый третий советский школьник, и я не стал исключением. Сначала собирал марки без тематики, пока моя учительница русского языка и литературы не посоветовала собирать одну живопись. Я был послушным мальчиком и стал собирать живопись, но оставил ещё и тематику «Спорт» (это были времена Олимпиады-80).
     Этот разумный выбор картинной темы, мне потом очень помог считаться среди утонченных барышень продвинутым знатоком живописи: ведь каждая марка – это миниатюрная репродукция картины. У меня даже лупа была чтобы эти марки детально разглядывать. Потом, когда марок становилось много, родители купили мне три кляссера (специальные альбомы с прозрачными кармашками), а остальные два я уже потом прикупил себе сам.
hobby_11hobby_12
.
    В «Союзпечать» и магазинах «Филателия», где эти марки можно было купить, я заходил при первой возможности. Когда удавалось скопить немного денег, покупал как поштучно, так и блоками-наборами. Кроме покупки марок существовала такая операция, как их обмен. У одноклассников и товарищей мы лихо менялись марками и это было целое искусство – обменять свои малоценные экземпляры на что-то стоящее. Стоящими считались марки редкие, старые и иностранные (в основном это были марки соцстран, конечно), коллекционирование которых в те времена заменяло поездки за границу. Марки друг у друга даже воровали.  
Collapse )
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
Вечный бег жизни

Первые обнаженные знаменитости

     Обнаженные звезды вызывают постоянный повышенный интерес широкой аудитории, побуждая папарацци производить все новые и новые откровенные изображения голых знаменитостей. А знаете, когда это у нас началось? Да ровно 110 лет назад, в марте 1903 года.
1289500834_05
И.Е.Репин «Портрет Льва Толстого», 1901 год

     Вернее все началось еще за два года до этого, когда Репин написал будущее зеркало русской революции босиком, и выставил его на обозрение широкой публики. Лев Толстой тогда не обиделся, а вежливо написал Репину: «Благодарю вас, Илья Ефимович, что, разув меня, вы оставили на мне хотя бы панталоны». Каким-то образом об этом прознал другой художник – Наркиз Бунин, которому, видимо, подумалось «Без панталон? А что, это хорошая идея!».
Collapse )

     Спустя полтора месяца после скандала, в газете «Новое время» от 24 апреля 1903 года была напечатана заметка о реакции на скандал самого героя картины, графа Толстого:
«- Видали вы картину Бунина? - спросил я.
     - Видал на снимке.
     - Ну, что скажите?
     - Ничего. Я давно уже достояние общества и потому не удивляюсь ничему...».

     И гений русской литературы, по сути дела предвосхитил современную западную судебную практику по искам звезд против папарацци. Вкратце она заключается в следующем: если человек решил стать публичной персоной, и если он сам популяризирует своё имя в обществе, то у такого человека нет права на частную жизнь и собственное изображение. В том числе и в обнаженном виде. Это, так сказать, оборотная сторона медали «За известность».
105068_600
Рисунок solodkyy

     А посему, сегодня я разрешаю массово постить в комменты изображения обнаженных знаменитостей. Весна, всё таки…

     Этот пост написан во исполнение пожелания Лены ака pirrattka, бо обещал.
Вечный бег жизни

Гений фальсификации

     Помните статистика Новосельцева из «Служебного романа», которого бросила жена с двумя детьми: мальчиком и мальчиком? Он после этого еще стал начальником отдела легкой промышленности. А вот английский преподаватель живописи Джон Майатт, когда его бросила жена с двумя детьми, с мальчиком и девочкой, поступил иначе – он стал одним крупнейших фальсификаторов в истории мировой живописи.
john_myatt_01

     Как вспоминал потом Джон Майатт, дело начиналось так: «Старшей было три, младшему год, когда жена сбежала. Я бросил преподавать – было обидно обучать чужих детей, когда на своих не хватает ни денег, ни времени. И поместил объявление в журнале Private Eye: «Подлинные подделки XIX-XX вв. быстро и от 150 фунтов».
    Позвонил какой-то человек из Оксфорда, представился профессором Дрю, попросил два «Матисса». Затем заказал «Пикассо», «Дали», «Ван Гога». Потом попросил несколько картин в стиле малоизвестных кубистов. А потом мистер Дрю пришел с чемоданом денег и сказал: «Я продал твоих кубистов на аукционе как оригиналы за 25 тысяч фунтов, и половина из этих денег твои. Предлагаю поставить «недосказанное великими» на конвейер. И брось кочевряжиться, мы же не сирот обираем». И уговорил…
john_myatt_03
ДЖОН МАЙАТТ Желтая одалиска. Картина «под Анри Матисса»
Collapse )
.
     В результате, Майатт получил хорошую рекламу, по выходу из тюрьмы создал компанию «Подлинные подделки» и теперь на законных основаниях устраивает выставки-продажи своих работ, которые теперь стоят немало. При этом, он утверждает, что около тридцати процентов того, что выставляется в галереях современного искусства – это фальшивка, а в какие миллионы оценивается оборот рынка подделок, никто точно сказать не может. Как и мало кто может достоверно отличить отличную подделку от оригинала.
     В 2007 году в Мюнстере при помощи полиции была организована выставка «Оригинал и подделка в диалоге», на которой рядом с подделками Дали, Пикассо, Маттисса, Модильяни и других художников висели их оригиналы, а посетителям предлагалось попытаться определить где оригинал, а где подделка. Перед допуском посетителей на такой же вопрос предложили сначала ответить экспертам, но те отказались…
john_myatt_02
ДЖОН МАЙАТТ Жанна Эбютерн. Картина «под Амедео Модильяни»

     Так что если вам повезет побывать в гостях у нашего миллионера, и он похвастается перед вами работами Модильяни, Моне, Миро, Россетти, то их скорее всего изготовил Майатт и его коллеги.

     А у меня вопрос к vragsaha: Саша, Вы не могли бы написать для моей гостиной две картины в стиле Густава Клуциса? Это такой малоизвестный художник-авангардист, представитель конструктивизма начала прошлого века. А его письма к подруге я как-нибудь сочиню…
Вечный бег жизни

Hasta siempre, comandante…

   Ровно 52 года назад, 5 марта 1960 года, фотограф Альберто Диас Гутьеррес (больше известный на Кубе как "Корда") своим фотоаппаратом Leica M2 сделал фотографию, которой суждено было стать самой знаменитой и самой растиражированной в мировой истории – портрет Че Гевары в черном берете со звездой Хосе Марти, отличительным знаком команданте, с развевающимися кудрями и устремленным вдаль загадочным взором.
   Редакции гаванской газеты «Революсьон», куда Корда принес эту фотографию в числе многих, она не приглянулась и в номер не пошла, но через некоторое время попалась на глаза итальянскому издателю-коммунисту Джанджакомо Фельтринелли.
   Кубинская власть не признавала Бернскую конвенцию об охране авторских прав, поэтому нет ничего удивительного в том что вместе с фотографией Корда передал Фельтринелли и право на её использование по собственному усмотрению (не оформленное, впрочем, официально). А ирландский художник Джим Фицпатрик сделал на основе этой фотографии всем известное изображение Че.
   Впоследствии Фельтринелли что-то заработал на этой фотографии и доподлинно неизвестно перепало ли с этих денег хоть что-нибудь Корде (если бы он в этом признался, то все деньги пришлось бы сдать кубинскому государству). Но когда в 2000 году, британское рекламное агентство РА Lowe Lintas использовало эту фотографию Че Гевары для рекламы водки Smirnoff, Корда отсудил у капиталистов какую-то сумму, переданную потом, как положено, на лечение детей Кубы. «Это надругательство над памятью человека, отдавшего жизнь борьбе с империалистическим капиталом», – заявил революционный фотограф в британском суде, и империалистическо-капиталистический суд с ним согласился. 
   Давно ушла в прошлое притягательность кубинской революции и мир помнит лишь два имени – Фидель и Че. Фидель сейчас похож на ходячий труп политического динозавра из давно ушедшей эпохи, а Че всё еще «живее всех живых». Культовый персонаж ХХ века, что вы хотите.. 
   
   Почему так произошло, никто не знает. Говорят потому что Че погиб молодым, но он был не так уж и молод и умер 39-летним. 
   Говорят потому что он был красавцем-суперменом, но на своем самом знаменитом снимке Че не очень-то и похож на самого себя, если судить по его другим многочисленным фотографиям.  
   Говорят что он был вождем кубинской революции, но в кубинской революции участвовали десятки других команданте уровня Че, и их имена кроме самих кубинцев сейчас никто не помнит.
   Говорят что он был видным политическим деятелем Кубы, но после того как Че поруководил кубинскими Национальным банком и Министерством промышленности (и развалил там все что только можно было развалить) он исполнял на Кубе чисто представительские функции. 
   Говорят потому что он хотел совершить мировую революцию, но и до него этого хотели многие. Да и ничего у Че не вышло, и выйти не могло – к счастью для мира он никогда ничего не доводил до конца. 
   
   И что осталось от Че Гевары? Немного – несколько строк в учебниках. И много – весь мир заполнен майками и значками, кружками и плакатами с его изображением. Это осталась загадка – зыбкая и неуловимая, как дым от его сигары. Аста сьемпре, команданте… 
Вечный бег жизни

О клейме автора


   Вчера мне вспомнился старый советский фильм «Следствие ведут ЗнаТоКи. Подпасок с огурцом», я его скачал и пересмотрел. Если кто помнит, там герой молодого Караченцева талантливый мастер Ким Фалеев, производил по заказу коллекционеров Боборыкиных фальшивые изделия Фаберже, которые те затем клеймили подлинным клеймом Фаберже и продавали как настоящие.


   По фильму Фалеев так усвоил манеру работы Фаберже, что его подделки раскрывались только при спектроскопическом анализе, а все специалисты-искусствоведы в один голос признавали в его работах не просто Фаберже, а «вершину» мастерства Фаберже, его поздний и самый лучший период.
   И вот как-то приносит Фалеев специалисту в этой области искусствоведу Музе Анатольевне лучшую свою работу, рассчитывая на признание своего таланта. И поначалу искусствовед восторженно принимает эту вещь за работу Фаберже, пока… Пока не замечает, что на ней нет клейма. Увидев, что клейма нет, искусствовед начинает подробно и снисходительно объяснять Кимушке, чего именно тому не хватает, чтобы достичь «вершины» мастерства Фаберже. Школы ему не хватает, стиля не хватает, и аромата эпохи. А в качестве примера показывает мастеру его же работу, но уже с клеймом...

   «И вот она ставит рядом двух моих Фаберже: одного с клеймом, другого без клейма - и начинает наглядно объяснять, чем клейменный лучше неклейменного! <...> Фалеевым-Фаберже восторгаются, а Фалеева как такового снисходительно похваливают - и только. Им нужен «автограф» Фаберже, понимаете?» © крик души Кима Фалеева на явке с повинной

   
   А навеяло мне воспоминания об этом фильме то, как вчера Борис Акунин поставил клеймо своего имени на книги Анны Борисовой и Анатолия Брусникина. И задался я вопросом что для нас важнее – имя или произведение живописи, литературы или искусства, на которых это имя стоит?
   Конечно каждый волен говорить что хочет, но здается мне что если он станет честен прежде всего перед самим собой, то  вынужден будет признать, что клеймо с именем для нас важнее.
Вечный бег жизни

О советских пакетах

 
   Сходил в магазин, разгрузил полиэтиленовые и целлофановые пакеты с покупками на кухне, засунул эти пакеты в ящик кухонного стола, и в очередной раз удивился как много там их накопилось. И вспомнилось…
   Сейчас этого шуршащего добра навалом (даже слишком, как по мне) а многие рожденные в СССР еще помнят, с чем жители нашей страны ходили за покупками всего каких-то двадцать-тридцать лет назад. Вот вы помните как выглядели полиэтиленовые пакеты, с которым вас в детстве мама посылала в магазин? Я отлично помню два из них: один был с пластмассовыми ручками, двухслойными стенками, между которыми с одной стороны был вставлен бумажный портрет Пугачевой в балахоне, а с другой – портрет Боярского с гитарой на носу какой-то яхты (как я позже узнал – это были работы главного фотографа артистической богемы тех лет Валерия Плотникова). А второй пакет был такой же, но с рекламой сигарет «Marlboro», которые в советской рекламе совсем не нуждались.
       
Вот такие вот картинки были на тех пакетах
  
   Но обо всем по порядку.
 Collapse )
.
   И в начале 80-х авоськи и тряпичные торбы уступили место легендарным полиэтиленовым пакетам. Доставленные моряками-загранщиками «из-за бугра» импортные пакеты фарцовщики продавали по довольно большим на те времена ценам: по 7-15 рублей. А продукт отечественного подпольного ширпотреба пошел уже по цене 3-5 рублей за пакет.
   На них красовались без претензий на авторские права за использование «звездных» фоток все те же зарубежные исполнители, или Боярские и Пугачевы в различных вариациях, или всякие мультяшные «Бременские музыканты», или какие-то полуголые пляжные красотки, или обтянутые джинсами девичьи попы, или еще что-нибудь еще в этом же роде.  

   Жители СССР относились к этим пакетам с особой бережностью и любовью: чтобы новенький пакет не истрепался раньше времени, внутрь клали старый пакет (он принимал на себя часть нагрузки). Если ручки рвались, их склеивали либо изолетной, либо укрепляли обычными нитками (даже подшивали). Царапины и потертости тщательно «реставрировались» фломастерами. Прохудившиеся же пакеты реанимировали с помощью утюга – из старого «пакета-донора» вырезалась латка, наклеивалась на порванный пакет, сверху накладывался лист бумаги, и по аппликации быстренько проходились утюжком, а когда ручкам уже никакое укрепление не помогало, пакет сворачивался пополам и носился подмышкой. Когда они загрязнялись, их бережно протирали мокрой тряпочкой с добавлением шампуня или порошка (иногда немного духов).
   И еще их стирали, а потом бережно развешивали на бельевой веревке, а советская печать учила как это правильно делать. Не верите? Почитайте заметку из журнала «Здоровье» на эту тему.

   В советских семьях, как правило, насчитывалось несколько пакетов одновременно. Были пакеты для выхода в общество: новые и броские; были для работы и деловых бумаг: новые но более сдержанные; были для повседневных походов в магазин и на пляж: старые и разные. Потеря нового пакета никудышным мужем приравнивалась к семейной измене и каралось как предательство, а детей за катание на этих пакетах с ледяной горки пороли. Шучу, конечно. Хотя, кто знает?

   К середине 80-х «пакетная» истерия немного поутихла и советская промышленность наконец-то приступила к массовому производству полиэтиленовых пакетов, которые (как обычно это тогда и бывало) тут же мгновенно вышли из моды.
   А чуть позже, уже в постсоветские годы этого добра развелось видимо-невидимо (даже слишком, как я и писал в самом начале).  Полиэтилен ведь разлагается лет 100-150? Значит тот пакет, с которым я когда-то ходил в детстве в магазин, возможно где-то еще валяется и его прах истлеет гораздо позже моего.