Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

Жизнь и смерть Екатерины Фурцевой

   Ровно 37 лет назад, в ночь с 24 на 25 октября 1974-го года, умерла Екатерина Алексеевна Фурцева. В медицинском заключении, подписанном начальником Четвертого управления Минздрава СССР академиком Чазовым, причиной смерти была названа острая сердечная недостаточность. О той ночи до сей поры гадают: было ли что-то такое «этакое» в ее смерти, хотя не очень-то и понятно с каких это пор невозможность человека смириться с утратой власти является чем-то особенным? 
   Ни одна женщина в Советском Союзе не сделала такой карьеры, как Екатерина Фурцева. Были дамы популярнее ее, например Алла Пугачева. Были дамы поскандальнее ее, Галина Брежнева к примеру. Но кроме Фурцевой ни одна женщина в СССР не могла похвастаться таким триумфальным восхождением по служебной лестнице партийного аппарата, куда словно нарочно, отбирали не слишком привлекательных дам. И Екатерина Алексеевна стала здесь исключением дважды.

   В советском обществе при всем декларируемом номенклатурой всеобщем равноправии было глубоко укоренено «равноправие» оруэлловского «Скотного двора». Все равны, но... партийные работники «равнее» всех. И, конечно же, партийные работники-мужчины «равнее» партийных работников-женщин. Место женщины-партийца – в президиуме партийного собрания районного уровня: белый верх, черный низ, сиди и не дергайся. Полагалось иметь секретарем райкома одну даму, вот и ставили какую-нибудь «на район». А выше поднимались только единицы, потому как не женское это дело – присутствие в большой власти. Да и пролазили туда женщины в основном (пардон), известным местом…
   За всю 70-летнюю историю партийного политбюро женщина попадала в его состав только один раз, и то не очень надолго. Зато Екатерина Фурцева стала настоящей советской легендой, о ней снимаются художественные и документальные фильмы, на Тверской в Москве установлена мемориальная доска в ее честь. А кто сейчас помнит мужчин, которые входили в то время в состав Президиума ЦК КПСС? Это потому что мы интуитивно понимаем, что для того чтобы дойти до таких вершин в мужском обществе, нужно быть совершенно особенной женщиной.
   
   Я не буду пересказывать биографию Фурцевой – она достаточно хорошо известна. Остановлюсь лишь на последнем периоде ее жизни.
.   С Хрущевым у нее сложились поначалу очень теплые отношения (по сплетням ну очень «теплые», я уже поминал об этом, вспоминая о Хрущеве и Монро). Например, Никита Сергеевич вполне мог позволить себе при всех шлепнуть Екатерину Алексеевну по заднице. Чисто по-товарищески, конечно. И именно благодаря своему товарищу по партии Фурцева сначала стала вторым, а затем и первым секретарем МГК КПСС, а после трех лет правления Москвой – в 1956 году секретарем ЦК КПСС, а в 1957 году – и членом Президиума ЦК КПСС.
   Но на вершине власти Фурцева продержалась всего три года и 4 мая 1960 года Никита Сергеевич неожиданно распорядился освободить ее от должности секретаря ЦК и назначить министром культуры. Что послужило причиной? Считается, что чекисты записали вольные разговоры Фурцевой, которые она вела, попивая более крепкие чем чай напитки (любила она это дело). Ничего крамольного, только критическая оценка деятельности Хрущева. Но Никита Сергеевич был человеком легко увлекающимся – понравившегося человека он мог поднять на головокружительную высоту, но, разочаровавшись, с той же легкостью расставался с недавним любимцем. «Разлюбил», как говорят в таких случаях в народе.

   Еще год с лишним Фурцева оставалась членом президиума ЦК, высшего органа власти в стране. А вот на ХХII съезде в состав президиума ЦК ее не включили. Это стало для нее страшным ударом, и Фурцева не придя на вечернее заседание съезда, попыталась уйти из жизни. «Сильно подвыпив с горя, – пишет Сергей Хрущев, – а Екатерина Алексеевна злоупотребляла алкоголем, она попыталась вскрыть себе вены. Но рука дрогнула, и самоубийство не удалось. Возможно, она и не собиралась расставаться с жизнью, а просто по-женски пыталась таким образом привлечь к себе внимание, вызвать сочувствие, но ее поступок произвел противоположный эффект».
   В тот день Фурцева (конечно же совершенно случайно) забыла отменить назначенную встречу с подругой – и та ее спасла, забив тревогу. Однако Хрущев «крика о помощи» не оценил, более того, на встрече с коллегами язвительно заметил, что у Екатерины Алексеевны банальный климакс. 

  Но на должности министра культуры Фурцева пребывала вплоть до самой своей смерти. Мнения о том, каким она была министром, неоднозначны. Но то что она очень страдала, потеряв ту власть, которую имела раньше – сомнений не вызывает. Юрий Любимов вспоминал, как она однажды грустно сказала ему: «Вы думаете, только у вас неприятности? Мои портреты ведь тоже носили, а теперь вот, видите, сижу тут и с вами говорю».
   В семье тоже все было плохо – муж Николай Фирюбин почти два года жил «на два дома», заведя новый «прочный» роман. Единственная дочь Светлана вышла замуж и жила своей жизнью. Начались и неприятности на службе – в начале 70-х разразился большой скандал, когда она построила дачу, якобы приобретя по дешевке стройматериалы, выделенные на реконструкцию Большого театра. Дачу отобрали, а 25 тысяч рублей, которые Фурцева потратила на строительство, ей вернули, поинтересовавшись при этом, откуда у министра культуры такие большие деньги.
   Тут и выяснились некоторые любопытные подробности жизни Фурцевой, о которых написала в своих воспоминаниях Галина Вишневская: «В Париже во время гастролей Большого театра я положила ей в руку 400 долларов – весь мой гонорар за сорок дней гастролей. Я от волнения вся испариной покрылась, но она спокойно, привычно взяла и сказала: «Спасибо».
.
   Теперь уж не узнать, что именно произошло 37 лет назад поздним вечером 24 октября, когда Фурцева вернулась домой. Говорят, что именно в тот день стало известно, что ее ждет пенсия, а муж окончательно уходит к другой женщине – Клеопатре Гоголевой, вдове секретаря обкома и соседке по даче (она была значительно моложе Екатерины Алексеевны).
   Но не будем гадать, а послушаем мнение ее близкой подруги Людмилы Зыкиной: «У мужа была любовница, дочь Света полностью занята своей супружеской жизнью, о чём после смерти матери страшно жалела, считала себя чуть ли не преступницей. Но не одиночество могло толкнуть её на самоубийство. Думаю, она бы ещё боролась, если бы не знала, что её хотят снять с должности министра культуры. Она как-то сказала: «Я умру министром».
   Этот последний день её жизни стал для неё чёрным. Сначала во время совещания к ней зашли незнакомые люди и срезали правительственный телефон. Потом на приёме в итальянском посольстве она разругалась с Фирюбиным. Приехала к дочери и увидела, что и ей совсем не нужна: с любимым и любящим мужем Светлана была счастлива и без матери. Тогда Фурцева решила поехать на служебную дачу. Но там комендант заявил ей, что она должна освободить помещение в течение 24 часов.
   Светлане выдали на руки справку о том, что у Екатерины Алексеевны случился сердечный приступ: у нас все вожди умирали от острой сердечной недостаточности. К сожалению, никто до сих пор не знает истинной причины смерти Фурцевой. Но Светлана всегда считала, что её мать свела счёты с жизнью, выпив цианистый калий
»

   Думаю что сердце Фурцевой (по ее желанию или естественным путем – неважно) не выдержало расставания с властью. Давно уже замечено  что женщины расстаются с ней гораздо труднее мужчин, а тоскливая жизнь брошенной мужем одинокой пенсионерки была явно не для Фурцевой. Власть – вот что было ее жизнью и смертью! 
   Так что ничего особенного и ничего нового «под луной». Только в связи с этим интересно, как переживет расставание с властью сердце «Фурцевой наших дней» Юлии Тимошенко... 

  Эпилог 
  (по результатам обсуждения этого поста):
«Вспомнилась формулировка причины смерти Марины Мнишек, из XVII века: "Умерла от тоски по своей воле". Под "волей", конечно, подразумевалась не только свобода, но и все утраченные возможности, все амбиции, воспоминания, сожаления, весь потенциал» (с) al_kesta
Tags: политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 371 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →