Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

Гадко, но вкусно

   Ровно 175 лет назад, 2 октября 1836 года, завершилось кругосветное плавание Чарльза Дарвина на экспедиционном судне королевского флота «Бигль», приведшее к созданию его теории эволюции. Путешествие продолжалось без малого пять лет, большую часть которых Дарвин проводил на берегу, собирая коллекции по естественной истории и эти коллекции с аппетитом поедая. В связи с этим я предлагаю поговорить об экзотических гастрономических изысках. 

   Еще в Кембридже Чарльз Дарвин заделался активным членом «Клуба обжор» (или «гурманов»), собиравшегося раз в неделю и активно стремящегося к поеданию животных, которых не включают в обычные ресторанные меню. Его сын Фрэнсис, комментируя впоследствии письма отца, отмечал, что «гурманы», помимо всего прочего, особенно жаловали выпь и ястреба, а вот коричневая сова (она же – Strix aluco или Серая неясыть) им почему-то не нравилась.
   С годами вес Дарвина на академической арене рос прямо пропорционально его гастрономическим пристрастиям. К примеру, во время путешествия на «Бигле» он ел броненосцев, которые, по его же словам, «на вкус и на вид были почти как утка», и грызуна цвета шоколада – «лучшее из всех видов мяса, что я когда-либо пробовал». По всей видимости, речь шла о золотистом зайце агути, представителе семейства Dasyproctiade (в переводе с греческого – «волосатая задница»). В Патагонии Дарвин с аппетитом поедал рагу из пумы (кугуара, Felis concolor) и решил что на вкус блюдо сильно напоминает телятину.
   Позднее, в 1833-м, обшарив всю Патагонию в поисках редкого вида нанду, за рождественским ужином на причале неподалеку от бухты Порт-Дизайр, Дарвин вдруг понял что он ест что-то необычное. Птицу на ужин подстрелил Конрад Мартене, корабельный художник. Дарвин сначала решил, что это один из обыкновенных страусов и понял свою ошибку лишь тогда, когда на тарелках почти ничего не осталось. Осознав, что птица, которую он ест, относится к редчайшему виду, Дарвин вскочив из-за стола, принялся складывать вместе обглоданные кости: «Все было приготовлено и съедено раньше, чем я успел опомниться. К счастью, голову, шею, ноги, крылья, большинство крупных перьев и большую часть кожи удалось сохранить». Дарвин срочно отправил остатки в Лондонское Зоологическое общество – и Rhea Darwini (Нанду Дарвина) получил имя ученого, его съевшего.

   Таким образом,  «переев» все что только двигалось, плавало и летало Дарвин и приступил к сравнительному анализу съеденного. Тогда-то он и нашел что вкус пищи из разных животных поразительно схож между собой (не говоря уже об идентичности отходов, выделяемых из кишечника после еды). Отсюда Дарвин пришел к вполне логичному выводу об исторической и зоологической связи между всеми животными Земли. 
   Кстати, съеденные животные Дарвину в конце-концов отомстили – на основании биографических описаний медики из медицинской школы университета Мэриленда заключили, что у Дарвина были синдром периодической рвоты, болезнь Чагаса (переносчиком которого являются клопы подсемейства Triatominae, которых разносят животные) и язва (которую вызывают бактерии Helicobacter pylori обитающие в ротовой полости, желудке, различных отделов кишечника человека и животных).

   Ел ли Дарвин наших предполагаемых предков – обезьян мне неведомо, но каждый год 12 февраля (в честь дня рождения Дарвина) биологи всего мира устраивают так называемый «Филум-пир» – совместную трапезу, во время которой поедаются как можно более экзотические представители фауны. Вот такие вот, например:
 Пугапорцинус (Chaetopterus pugaporcinus) – глубоководный океанский червь 
(в узких кругах гурманов известен как «летающая жопа»)
   
   Ну это, конечно, Дарвин баловался от пресыщения, а вот от голода… Во время осады немцами Парижа в 1870 году, его жители съели практически всех животных в городе и корреспондент «Daily News» Генри Лабушер так описывал свои ощущения: 
   Лошадь: "ели вместо говядины ... чуть слаще ... но в остальных отношениях практически тоже самое"
   Кошка: "нечто среднее между кроликом и белкой, с особым ароматом"
   Осел: "вкусно - по цвету напоминает баранину, довольно пикантно"
   Котята: "превосходно, особенно тушеные с луком или в рагу"
   Крыса: "отлично - нечто среднее между лягушкой и кроликом"
   Спаниель: "что-то вроде баранины, но я чувствовал себя при этом людоедом"

   А вот герой рассказа Стивена Кинга «Искусство выживания» почувствовал себя людоедом в прямом смысле этого слова, и людоедом необычным – очутившись на необитаемом острове, он начал есть сам себя. По частям. 

   Ну а вы ели что-нибудь экзотическое? Ну вроде мозгов живой обезьяны или тушеных летучих мышек, или цыплячьих сердечек, маринованных в свиной крови? Привокзальную шаурму можете не вспоминать. Печень поверженного врага тоже.
Эпилог
(по результатам обсуждения этого поста)
:
«Итак, в итоге выяснилось, что нет на земле живого существа от котов до китов, которого человек не приспособил бы себе в пищу. Воистину, венец природы, чтоб ему пусто было!»  (с) gloriamundi_21

Tags: живность, трапеза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 587 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →