Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

Философское корыто

   Ровно 89 лет назад, 29 сентября 1922 года, из Петрограда в Штеттин отплыл пароход «Обербургомистр Хакен», пассажирами которого были русские философы Бердяев, Ильин, Трубецкой, Вышеславцев, Новиков, Угримов, Зворыкин и другие, что и дало название «философский пароход» для целого явления. 
   На самом деле, пароходов было, как минимум, два (16 ноября 1922 года из Петрограда отплыл второй пароход с такими же изгнанниками на борту – «Пруссия») и еще множество не менее «философских», если следовать той же логике, поездов – их точное количество до сих пор не берется назвать ни один историк. Возможно также что имели место и «философские» телеги, но история о них умалчивает. Троцкий так прокомментировал эту акцию: «Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно». Ну что можно сказать относительно этой фразы? Философам очень повезло – чуточку попозже в СССР для расстрела уже никакого повода не требовалось. 

   Когда началась перестройка и в изобилии появились обширные статьи в которых пелась хвала этим высланным философам, я узнал о том что они являются величайшими, замечательнейшими и гениальнейшими мыслителями, которые на весь мир прославили русскую философскую мысль. О том что ими был внесен неоценимый вклад в сокровищницу мировой культуры, что ими были сделаны величайшие открытия, которые намного продвинули человеческое сознание, а их труды содержат неоценимое духовное богатство, без приобщения к которому невозможно никакое дальнейшее развитие человека.
   Единственное, о чем не сообщалось в этих статьях – что же именно открыли эти русские философы и что конкретно привнесли они в развитие мировой философской мысли. Т.е. о том, что они гении, утверждалось постоянно, но ни одна из их гениальных мыслей почему-то никогда и нигде не приводилась.
   И потом мне стало понятно почему: потому что никаких великих открытий эти русские философы не совершили, никакого вклада в развитие философской мысли не внесли и ничем мировую культуру не обогатили. И конечно же, никакой «гибели» философии в России с отплытием этого «философского парохода» тогда тоже не произошло, хотя бы потому что «погибать» было нечему.

   Среди тех, кто и я начинал изучать философию в институте в советские годы по официально санкционированным учебникам (в которых рассказывалось, как все сложнейшие проблемы и загадки человеческого бытия, над разгадыванием которых в течение столетий бились великие умы, легко и просто разрешаются с позиций марксизма-ленинизма) бытует мнение, что философы в советские годы были либо кретинами, либо апологетами нечестивой власти (или и теми, и другими одновременно). 
   В связи с этим высказывалась мысль, что если и нужно разрабатывать современную отечественную философию, то делать это следует как бы с нуля, с самого начала. При этом предлагалось два варианта ее развития: либо примкнуть к одной из популярных школ зарубежной философии, либо опереться на ту русскую философскую традицию, которая была якобы прервана в 1922 г, когда выдающихся русских философов выслали за границу на «философском пароходе». Ведь если считать основателем русской философии казацко-украинского философа Григория Сковороду (как Ломоносова – науки, а Пушкина – литературы), то русской философии примерно 250 лет.

   Однако в действительности ни в Российской империи, ни в СССР (не говоря уже о современной России) никакой «великой философии» никогда не было и обозримом будущем не предвидится. Все что есть в отечественной философии было привнесено из Запада, и ни о каких более или менее самостоятельных философских учениях в России говорить, увы, не приходится (хотя эссе Александра Зиновьева лично мне симпатичны, но это больше социальная литература). Поэтому вместо того чтобы выискивать жемчужины философской мысли в куче вторичности и подражательства проще выбрать на свой вкус любую понравившуюся из западных философских школ (или из восточных – для любителей экзотики), и можно смело заблуждаться насчет того что тебе может «открыться» истина. 
   В западной философии желающий может найти склонность к внешнему, рассудочному, материалистическому; в восточной философии – к внутреннему, духовному, идеалистическому. А посередине между Западом и Востоком – славянская душа и эмоции, нашедшие свое отражение и в славянской философии. Поэтому в мире русскую философию воспринимают, как бы это сказать, пожимая плечами, чего не скажешь о литературе, где душа и эмоции присутствуют на «законных» основаниях.
   И если кому-то вдруг захочется чего-то философского, но непременно отечественного разлива, то лучше вспомнить школьный курс русской литературы – русская философия по-настоящему представлена только в литературных произведениях Гоголя, Чехова, Толстого и, конечно же Достоевского. Хотя какой это «философский пароход»? Это скорее «философское корыто».
Счастливого плаванья!

    Ну и напоследок, раз уж меня потянуло на философию… Широко известна эпитафия на могиле Григория Сковороды, написанная им самим: «Мир ловил меня, но не поймал». Мне же иногда хочется написать на своей будущей могиле следующее: «Мир поймал меня, хотя и не ловил»
Tags: наука
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 252 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →