Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

О советских пенсиях репрессированным

    Сегодня день рождения Александра Галича. Мне очень нравятся его песни, но не буду вас ими терзать в оригинальном исполнении автора. Лучше послушайте песню Галича «Облака» в прекрасном исполнении Юрия Шевчука.
     Эта песня была написана Галичем в 70-х, она о пенсионере, отсидевшем 20 лет в сталинских лагерях, при Хрущеве реабилитированном, и гуляющем в кабаке в день получения пенсии. Она очень жизненная, и эти слова из песни, это правда:
      «А мне четвертого - перевод
     И двадцать третьего - перевод.
     И по этим дням, как и я,
     Пол страны сидит в кабаках…
»
     Освободившимся из сталинских лагерей и реабилитированным пенсионерам советская пенсия вполне позволяла иногда гульнуть в кабаке.






     В 70-х в СССР сложилась очень благоприятная для пенсионеров ситуация. Тогда родившиеся после войны в результате демографического взрыва многочисленное послевоенное поколение, могло прокормить ставшее малочисленным довоенное поколение советских людей, вынесших на себе тяготы войны и сталинских лагерей.
     Это, конечно, не касалось колхозных пенсионеров, чья средняя пенсия 1970 году составляла 14 рублей. Но городские пенсионеры получали довольно неплохо – после хрущевской пенсионной реформы пенсия по старости им стала назначаться в размере 50% от ежемесячного заработка выше 100 рублей.
.
     Согласно Постановлению Совета Министров СССР №1655 от 08.09.1955 «О трудовом стаже, трудоустройстве и пенсионном обеспечении граждан, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности и впоследствии реабилитированных», время нахождения в местах заключения, засчитывалось в трудовой стаж по специальности.
     Пенсии реабилитированным зекам начислялись исходя из заработка ко дню его обращения за пенсией. Если реабилитированный ко дню обращения за пенсией не работал или его заработная плата была меньше, чем до ареста, то пенсия ему назначалась исходя из существующего ко дню реабилитации месячного оклада по должности, которую он занимал до ареста (или аналогичной).
Pension_Prisoner-1
.
     Так что репрессированный, занимавший до ареста хорошую должность, вполне мог получать в 70-х максимальную советскую пенсию в 120 рублей. С возможностью её увеличения за счет непрерывного трудового стажа на 10% до 132 рублей, потому как «20 лет в лагерях» засчитывалось как непрерывный трудовой стаж. А средняя зарплата в СССР в 1970 году составляла всего 115,17 рублей.
     Что же до слов в песне «а мне четверного – перевод, и двадцать третьего – перевод», то по желанию пенсионера учреждения Госбанка СССР могли переводить причитающуюся ему пенсию по почте с доставкой по месту жительства или «до востребования».

     И сравните максимальную советскую пенсию в 132 рубля с повышенными пенсиями для отдельных категорий советских граждан. Пенсия пенсионеров республиканского значения составляла тогда 160 рублей, пенсия офицеров армии – в среднем 200 рублей, офицеров МВД – 220, КГБ – 250 рублей, от 250 и выше имели генералы. Пенсия секретаря ЦК КПСС составляла 300 рублей.
     Всем этим пенсионерам полагались еще и дополнительные льготы, но всё равно – среднестатистический советский пенсионер с пенсией в 100 рублей получал всего в три раза меньше пенсионера-секретаря ЦК КПСС. И сравните сегодняшние среднестатистические пенсии народа с пенсиями, которые накрутили себе нынешние «слуги народа».
     Это в СССР была такая социальная справедливость по-советски – нищими были все, но в кабаке могли гульнуть и пенсионеры МВД, и те кого они когда-то охраняли.
Tags: музыка, тюрьма
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 44 comments