Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

Жизнь иногда закручивает интриги


     Эта история о Петре I до сих пор вызывает споры среди историков: патриотически настроенные утверждают, что это клевета, остальные ехидно хихикают. Но судите сами.
      Имя Джона Бенбоу большинству из нас знакомо по названию одноименной прибрежной гостиницы недалеко от Бристоля из романа Стивенсона «Остров сокровищ». В этой таверне однажды поселяется бывший пират Билли Бонс, вокруг чего и закручивается вся интрига романа. Казалось бы, где адмирал Бенбоу, а где Россия, но жизнь иногда закручивает интриги, не хуже чем в романах.

220px-John_Benbow

      В 1698 году, в Англии, жил не тужил себе почтенный адмирал британского флота Джон Бенбоу, по окончании Девятилетней войны руководивший доками и верфями в Дептфорде. Этот городок, теперь уже слившийся с Лондоном, тогда лежал от него в девяти километрах, и был центром тогдашнего британского кораблестроения. Для жилья адмирал Бенбоу арендовал дом у сэра Джона Эвелина, писателя, одного из членов-основателей Лондонского Королевского общества. Дом, под названием «Сэйес-Корт», был очень вместительным, хорошо меблированным и удобно примыкал обширным садом к самым докам.

      Всё было нормально, пока в начале 1698 года, по личному приглашению английского короля Вильгельма III, Англию не посетил Петр I, с целью знакомства с жизнью и порядками европейских стран. В ходе визита Петр изъявил желание поближе познакомиться и британским кораблестроением, попросив подыскать ему в Дептфорде на пару недель подходящее жилье. Ничего лучше Says-Court там не было, и адмиралу Бенбоу с семьей было предложена уступить на время свой дом русскому царю.
       Адмирал не мог отказать королю, дом Says-Court на скорую руку обновили, сад подукрасили, а в стене, смежной с доками, пробили дверь, чтобы Петр мог во всякое время приходить туда, никем не стесняемый.

      И вот, 9 февраля 1698 года, Петр и примерно два десятка его спутников въехали в дом Says-Court. И ровно 315 лет назад, 20 апреля 1698 года, съехали оттуда, прожив там неполных два с половиной месяца. После чего Петр и простился с Британией и гостеприимными хозяевами, оставив после себя свой портрет, написанный знаменитым тогдашним живописцем Готфридом
Кнеллером.
250px-Peter_I_by_Kneller
 Вернувшись и осмотрев свое прежнее жилье, адмирал Бенбоу пришел в ужас: по договору аренды он нес полную материальную ответственность перед владельцем дома за арендуемое имущество. И адмирал не нашел ничего лучше, как обратиться к английскому правительству с прошением:
     «Джон Бенбоу в почтительнейшей просьбе заявляет, что он несколько времени тому назад нанял дом Джона Евелина, эсквайра, называемый Сэйс-Корт» в Дептфорде, и обязался контрактом содержать оный, равно как и сад и проч. в хорошем и удовлетворительном состоянии и полной исправности, и сдать его в таком же виде по истечении условленного срока.
      И случилось, с позволения Вашей Чести, что его царское величество обратился к вышереченному, месяца три тому назад, желая, на время пребывания своего в Англии, занять его дом, со всем убранством, какое в нем находилось. Джон Бенбоу охотно согласился на это и немедленно вывез из дома свою семью и передал дом царю в пользование, предполагая, что это будет приятно Его Милости королю, и что царь будет пользоваться нанятым домом, имуществом и садом, иначе, чем вышло в действительности.
      Дом оказался в таком дурном виде, что едва ли возможно дать полное понятие об этом Вашей Чести. Кроме того, много вещей поломано, потеряно и испорчено.
      По сему, нижеподписавшийся почтительно просит, не благоугодно ли будет Вашей Чести приказать произвести осмотр дома и проч. для приведения в известность нанесенных ему убытков и дабы ему могло быть дано вознаграждение и он не вынужден был понести ущерб за оказанную им любезность»
.

      Для определения характера убытков, правительством в качестве эксперта был приглашен знаменитый архитектор, строитель лондонского собора св. Павла, сэр Кристофер Рен, который 11 мая предоставил в Казначейство своё заключение:
     «Вследствие предписания вашего Лордства от 6 мая 1698 года на просьбу Джона Бенбоу об осмотре и оценке убытков, причиненных нанимаемому им дому, садам и имуществу его царским величеством и свитой его, в Дептфорде, я поступил согласно сему и оценил поправки дома и двора при содействии опытных людей: пригласил присутствовать мистера Севелла при оценке движимого имущества, а мистера Лаудона при оценке садов и палисадников, к каковым своим оценкам, при сем представленным, они приложили свои руки, и я считаю их оценку вполне верной.
      Убыток по дому исчислен в 107 фунтов 7 шиллингов и по саду в 55 фунтов, а всего 162 фунта 7 шиллингов, каковая сумма должна быть, по моему мнению, уплачена мистеру Эвелину, владельцу дома, так как контрактный срок уже истек.
      Убыток по имуществу 133 фунта 2 шиллинга 6 пенсов с прибавлением недельного дохода, который я оцениваю в 25 фунтов, всего следует уплатить 158 фунтов 2 шиллинга 6 пенсов.
      Сверх того, дом, принадлежащий некоему Росселю, бедному человеку, где проживала стража, назначенная состоять при доме, занимаемом царем, почти совершенно разрушен, так что подлежит оплате в полной стоимости».


      К заключению прилагался дотошный и подробный отчет с перечнем поврежденных и уничтоженных вещей, из которого я приведу лишь начало:
     «Спальная, убранная голубой отделкой, и голубая кровать, обитая внутри светло-желтым шелком, вся измарана и ободрана. Японский карниз кровати сломан. Индийское шелковое стеганое одеяло, байковое одеяло и постельное белье запятнаны и загрязнены. Туалетный столик, обитый шелком, сломан и изрезан. Стенной орехового дерева столик и рундук сломаны. Медная кочерга, пара щипцов, железная решетка, лопатка — частью сломаны, частью утрачены. Палевая кровать разломана на куски, красная отделка, отороченная полосатым персидским шелком, сильно подрана и испорчена...»
      Кроме того, сам дом был так разрушен, что во многих местах подлежал ремонту, стекла выбиты, печи и печные трубы сломаны, дубовые и сосновые перекладины в потолках сломаны, полы в некоторых местах выворочены, в других испачканы грязью и рвотой. Прилегающий к дому сад пострадал не меньше.
      Через два месяца, 21 июля 1698 года, Государственное казначейство Великобритании издало распоряжение об уплате денег всем лицам, понесшим убытки от пребывания Петра Великого в Дептфорде, согласно исчислению, приведенному в рапорте сэра Кристофера Рена.

shemyakin_petr
Памятник Петру I работы Михаила Шемякина на верфях Дептфорд в ознаменование 300-летия посещения им Англии. Ужас, просто, а не памятник.

      Российская Wikipedia в своей статье о Джоне Бенбоу  отмечает, что в Англии адмирал - национальный герой. Его именем было названо три корабля ВМФ Великобритании, ему было посвящено несколько поэм и других произведений. Не обходит Википедия вниманием и факт проживания Петра I со спутниками в арендуемом адмиралом Бенбоу доме: «Позднее тот воспользовался данным фактом, чтобы поправить собственное финансовое положение и получить компенсацию за убытки, якобы понесённые им от русских».
      Вот вы вот, кому больше верите: российской Wikipedia или адмиралу Бенбоу? И не находите ли вы, что подобное поведение Петра I и его спутников не раз замечалось нами в поведении наших нынешних соотечественников за границей?
Tags: Дом Романовых, быль и небыль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 248 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →