Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

Вопрос выбора

  Ровно 39 лет назад, 14 июня 1973 года в 01 час 03 мин по хабаровскому времени в заливе Петра Великого произошло столкновение атомной подводной лодки «К-56» с ядерными ракетами на борту с научно-исследовательским судном «Академик Берг».

«К-56» на испытаниях в заливе Петра Великого, 1966 год

    Лодка в надводном положении шла на базу ночью после выполнения учебных стрельб в сопровождении крейсера «Владивосток». На лодке локатор был отключен: экономили ресурс, так как в то время эта аппаратура была еще не очень надежной, поэтому прибор держали в резерве, на крайний случай, и включали лишь периодически. С крейсера доложили об идущей навстречу надводной цели, посоветовали включить радар и подготовиться к расхождению. Налетел туман, и, когда локатор все-таки была включили, на экране возникли отметки сразу четырех целей. В этой ситуации на подводной лодке не смогли быстро сориентироваться в направлении и скорости движения окружающих судов.
  Внезапно из тумана появились ходовые огни судна «Академик Берг». Пытаясь избежать столкновения, старпом скомандовал «полный назад», но избежать столкновения не удалось. Судно на скорости 9 узлов ударило в правый борт «К-56». На стыке первого и второго отсеков образовалась четырехметровая пробоина. Во второй отсек, переполненный людьми (на лодке кроме основного находился второй экипаж и гражданские специалисты), начал поступать хлор, выделившийся из аккумуляторных батарей. Все находившиеся в отсеке погибли.
  В первом отсеке осталось 22 моряка, сумевшие сохранить воздушную подушку и боровшиеся с поступлением воды, пока командир К-56 не выбросил лодку на отмель, что предотвратило окончательное затопление первого отсека.
Столкновение «Академика Берга» с «К-56» было отнесено к разряду «навигационных происшествий с тяжелыми последствиями». Погибли 27 человек. На месте захоронения 19 моряков в центре кладбища г. Шкотово-17 (ныне г. Фокино) установлен мемориал «Скорбящая мать», в его периметре хоронят умерших своей смертью членов того экипажа. Спаслись около 140 человек.

судно «Академик Берг»
 
  В столкновении был обвинен экипаж подлодки и частично судна «Академик Берг», которое двигалось на выход из залива по входной линии фарватера. Действия командира ПЛ по борьбе за спасение лодки были оценены как нестандартные и эффективные. Лодка была отбуксирована на базу на понтонах, восстановлена, продолжила службу до 1992 года. Никого не судили.
  Так эта авария изложена в истории ВМФ.

  А журналистское описание этой аварии выглядит так: «Во втором отсеке раздалась резкая команда командира БЧ-5 капитана 2-го ранга Леонида Пшеничного: «Задраить переборку!». Он же определил за пару минут до своей гибели по телефону совершенно правильные действия л/с БЧ-5 по аварии (заблокировать A3 (аварийную защиту) реактора - на это надо решиться!), иначе подводная лодка потеряла бы ход и борьба за живучесть была неэффективной. Так ценою собственной жизни механик и 26 находившихся вместе с ним ребят, изолировав себя во втором аварийном отсеке, спасли подводную лодку от гибели, хотя сами толком и не успели понять, что же вообще произошло, и не знали, что происходит в эти секунды в других отсеках субмарины. Тем не менее, они свой долг выполнили до конца. Личный состав отсека погиб в результате отравления хлором из-за попадания морской воды в аккумуляторные баки, потом отсек окончательно затопило.

  В отсек спустились водолазы. Верёвками стали вытаскивать погибших и, заворачивая в одеяла, класть их на палубе в носу лодки. У тех из них, кто имел на голове седые волосы, от хлора они стали розовыми. Капитана 1-го ранга Л. Сучкова и капитана 2-го ранга Л. Пшеничного обнаружили у заблокированных переборок. Они, очевидно, встали там на тот случай, если у кого-то во втором отсеке сдадут нервы и будет предпринята попытка в надежде на спасение отдраить переборку в соседний отсек...» 



  А теперь то, о чем мало пишут а больше говорят, когда разговор заходит об этой аварии.
  На флоте есть железное правило: в случае аварии все переборки между отсеками задраиваются мгновенно и никто после этого не может покидать отсек до распоряжения командира, даже если его жизни угрожает опасность. Все это предусмотрено для того, чтобы в случае локальной аварии спасти лодку от потопления, а уцелевших членов экипажа от гибели.
  На «К-56» основной удар судна «Академик Берг» пришелся на второй отсек. Он ударил в борт лодки почти под прямым углом и буквально распорол корпус. Образовалась огромная пробоина и мощным потоком во второй отсек хлынула вода. В тот момент там находилось тридцать шесть человек. Капитан 2-го ранга Леонид Пшеничный действительно отдал приказ задраить переборку и стал сообщать по телефону об пробоине. Однако проигнорировав приказ и вопреки железному правилу подводники ринулись в дверь лаза и стали покидать второй отсек.
  И тогда Пшеничный бросил телефон, кинулся к люку и закрыл собой поворотный механизм, чтобы никто не смог его открыть. Он так и умер: повиснув на двери, не выпуская из рук поворотного руля. А заместитель командира дивизии капитан 1-го ранга Ленислав Сучков в это время пытался остановить обезумевших от страха моряков, которые силой пытались отбросить Пшеничного от входа и открыть люк.
  В книге военного моряка и историка Владимира Мормуля, который восстановил события тех дней, так описан этот эпизод: «Когда впоследствии подняли тела Сучкова и Пшеничного, то лица офицеров были сплошь в синяках и кровоподтеках. Их били свои же товарищи. Но дверь они так и не сумели открыть – офицеры держались стойко. А буквально через минуту в отсеке все стихло – хлор сделал свое дело...»

Примерное место столкновения

  Итак, в момент удара из отсека успели выскочить девять человек: заместитель командира по политической части, начальник химической службы, пять матросов и двое ракетчиков (гражданский и представитель ракетно-технической базы). Ну, матросы дембельнулись, гражданский вернулся на «гражданку», а вот замполит, начхим и ракетчик остались в ВМФ, но ни один экипаж флота не хотел их брать к себе в команду, в лицо обвиняя в трусости.

  Но кто, поразмыслив, бросит им такой упрек от чистого сердца? Я, пожалуй, воздержусь, поскольку мне, сидящему сейчас в уютном кресле, неведомо как бы я поступил в такой ситуации. Как Сучков и Пшеничный бросился бы задраивать переборку между отсеками или как все остальные стал бы отпихивать их от поворотного механизма в тщетной попытке спастись?
  И не дай мне Бог подобного выбора.
  Вам, кстати, тоже.
Tags: катастрофа
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 331 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →