Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

О военном положении в стране

   Ровно 30 лет назад, в ночь с 12 на 13 декабря 1981-го года, в Польше были отключены телефоны, блокированы основные автотрассы, закрыты все бензоколонки, приостановлены рейсы пассажирских самолетов. На городских улицах появились танки и бронетранспортёры, армейские подразделения и специальные отряды милиции, объявлен комендантский час с 22.00 до 6.00, а для выезда из любого населенного пункта были введены пропуска.
   Телевидение прервало запланированные программы, и в шесть утра на экранах появился министр обороны генерал Войцех Ярузельский (одновременно с февраля 1981 года – Председатель Совета Министров ПНР, а с октября 1981-го 1-й секретарь ЦК ПОРП), объявивший о введении в стране военного положения и передаче власти возглавляемому им Военному совету национального спасения: «Мы – суверенное государство, и из этой ситуации мы должны выйти собственными силами». Читай: если не выйдем сами, то нам «помогут». Своё обращение к нации генерал закончил первыми строчками национального польского гимна Jeszcze Polska nie zginęła.

   Так произошло событие, в оценке которого поляки по сей день не могут прийти к единому мнению – было ли это попыткой продлить агонию коммунистического режима в Польше или предотвращением катастрофы которая, кажется, была тогда неминуема.
   И катастрофа даже была не в вводе советских войск, которые неизвестно ввели бы тогда в Польшу или нет. Катастрофа была в том, что получив от коммунистов право на забастовку поляки начали… бастовать. Бастовать везде, где только можно и нельзя, по поводу и без повода. Причиной забастовки могла стать нехватка туалетной бумаги в туалете учреждения, отсутствие прохладительных напитков в буфете предприятия или недостаточно наваристый суп в заводской столовой. С момента получения права на забастовку поляки больше времени проводили в забастовках, чем на работе, чего не выдержала бы богатейшая держава мира, не то что социалистическая страна с разваливающейся экономикой.
   
   Фактором, определившим успех военных, была неожиданность – лидеров оппозиции захватили врасплох. В первую же ночь введения военного положения были интернированы и рассредоточены по всей Польше лидеры и активисты «Солидарности» – всего более 3 тыс. человек. В большинстве своем они или были посажены под домашний арест или собраны в санаториях и пансионатах под охраной милиции, на довольно приличных условия содержания. Сам Валенса оказался в роскошном правительственном пансионате в Команьче.

   «Солидарность» была запрещена. Была приостановлена также деятельность оппозиционных общественных организаций, а также газет и журналов (кроме двух общенациональных – партийной «Трибуны люду» и военной «Жолнеж вольнощчи» и 16 региональных партийных газет). Всех дикторов на телевидении одели в военные мундиры. Военный совет национального спасения назначил более двух тысяч военных комиссаров и передал им власть в городах и на крупных предприятиях. Была введена шестидневная рабочая неделя и карточная система. Все работники важнейших предприятий считались призванными на военную службу. На смену гражданским судам пришли военные.
   Кроме того коммунисты заручились косвенной поддержкой католической церкви – её глава, кардинал Юзеф Глемпа, призвал всех поляков к спокойствию, а в самой «Солидарности» через агентурную сеть делался упор на этику непротивления злу насилием.
   Активное сопротивление жестоко подавляли – первыми жертвами военного порядка стали девять шахтеров в Силезии, убитых во время разгона многотысячной акции. Всего же за время военного положения (которое было полностью отменено 22 июля 1983 года) по официальным данным погибло от 90 до 115 человек. По неофициальным – значительно больше, но доказать это впоследствии не смогли, как ни старались.
   И еще что интересно: польская армия выполняла все приказы беспрекословно, и за все время «военного положения» не было зафиксировано ни одного случая отказа военных от исполнения приказа. И второй интересный момент: за время военного положения из польской коммунистической партии вышло около миллиона человек.


   И ещё это «военное положение» непосредственно коснулось моей семьи – в Польше жили наши родственники, и раз в год мои родители мотались туда, а они в Союз: это была хорошая ежегодная прибавка к их зарплатам. Тогда об этих поездках пришлось забыть – граница Польши стала закрыта.

   А теперь сравните польское «военное положение» 1981 года с «августовским путчем» ГКЧП 1991 года и вы поймете как ржали тогда поляки над введением в СССР «чрезвычайного положения»: когда телефоны никто не отключал (ни правительственную связь, ни городскую); блокированы не были ни Ельцин (которому дали спокойно приехать с дачи в Белый Дом), ни его сторонники (задержали нескольких человек и сразу же отпустили); никакие дороги не перекрывались (даже проход в Белый дом был свободен); никакого жесткого подавления сопротивления, ну и тому подобный балет «Лебединое озеро»…
    История существования империй учит что если метрополия уже не способна удерживать своих вассалов силой, то неизбежен скорый крах и самой империи. И есть ещё русская пословица «Зубами не удержал, губами не удержишь». Саму советскую империю еще, наверное, могло ненадолго удержать от распада «военное положение» а-ля Ярузельский, но гораздо жестче. Только нужен ли нам был бы такой СССР?

   И ещё. Про то что сейчас (вроде бы как) начинается в России, Если всё это не очередное спускание пара, то мне почему-то кажется, что Путин знает как вводить в стране чрезвычайное или военное положение так, чтобы оно не выглядело балетом.
Tags: революция
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 357 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →