Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

Пароход «По…беда»

   Ровно 63 года назад назад, 1 сентября 1948-го года, радиостанция Черноморского пароходства получила с теплохода «Победа» донесение: «Прошли Новороссийск и к 14 часам 2 сентября предполагаем прибыть в Одессу». Больше судно на связь не вышло, однако это поначалу никого не насторожило. Лишь утром 2 сентября в Черноморском пароходстве запросили суда и порты на пути следования лайнера, но оказалось, что никто из них связи с «Победой» не имел и сигналов SOS в эфире не слышал. Командование Черноморским флотом тут же выслало поисковые самолеты, и в 9 часов вечера один из летчиков сообщил, что 70 милях к юго-востоку от Ялты им обнаружен обгоревший теплоход и вокруг него – пять шлюпок с людьми.

   СПРАВКА: После окончания Великой Отечественной войны в состав торгового флота СССР вошел ряд немецких судов, восстановленных на верфях Германии. Среди них был и лайнер «Иберия» (когда-то - «Магдалена»), получивший в советском флоте название «Победа». Это был роскошный круизный лайнер (именно на палубе «Победы» Андрей Миронов поет про «остров Невезения» – через 20 лет после описываемых событий это судно снималось в «Бриллиантовой руке» как «Михаил Светлов»).
    31 июля 1948 года теплоход «Победа» с 323 пассажирами и 277 тоннами груза на борту вышел из порта Нью-Йорка в Одессу.
   5 сентября в газете «Красная звезда» на последней странице появилось скупое сообщение ТАСС: «В начале августа из Нью-Йорка вышел теплоход «Победа», следуя в Одессу... В пути на теплоходе возник пожар ввиду неосторожного обращения с кинопленками, которые загорелись. Имеются жертвы. Среди погибших маршал Фэн Юйсян и его дочь. Теплоход доставлен в Одессу. Ведется расследование».
   При пожаре погибли два члена экипажа (матрос Скрипников и буфетчица Гуньян, на которой вспыхнула обновка – нейлоновое платье) и около 40 пассажиров (данные о количестве жертв разнятся), некоторых из которых мемуаристы вспоминают до сих пор. Например, Дженни Афиногенову – вдову известного советского драматурга, американку, плывшую в СССР. А Анатолий Громыко, сын многолетнего главы советского МИДа, напишет потом о девушке Клаве – своей школьной любви. Но самое громкое имя из погибших на том пожаре – китайский маршал Фэн Юйсян, который ехал в СССР с важной миссией (считалось что в противовес набирающего власть Мао, которого не очень любил Сталин, Фэн может занять один из ключевых постов в правительстве нового Китая).
   
   Сегодня никто не помнит этого маршала Фэна, а тогда его гибель стала новостью №1 в Европе и Америке. В 1920-е Фэн был одним из «милитаристов» – крупных военачальников, поделивших Поднебесную. В октябре 1924 года, уже будучи генералом, Фэн со своими войсками захватил Пекин, произведя государственный переворот, а в 1926 году вступил в партию Гоминьдан. Летом 1927 года он поддержал лидера Гоминьдана Чан Кайши, разорвавшего отношения с китайской компартией. В годы войны с Японией Фэн был сторонником сотрудничества с коммунистами, а в 1926-м он передал большевикам их заклятого врага – бывшего белого атамана Анненкова. Просто пригласил того в гости, а потом отдал чекистам. Фэн был еще интересен и тем, что это именно его пушки в 1928-м разнесли знаменитый монастырь Шаолинь.
   Говорят, когда начался пожар, маршал пробивался сквозь обезумевшую толпу к каютам спасать дочь (та осталась принять ванну). Но то ли задохнулся в дыму (смолоду богатырь, он с годами стал тучен), то ли не выдержало сердце. Его дочь тоже погибла (к слову, ее мать – вдова маршала Фэн Юйсяна – позже входила в правительство КНР в качестве министра здравоохранения).

   Маршал Фэн был самым именитым пассажиром «Победы», но не единственным – на борту находилась еще одна, экзотическая с советской точки зрения, группа лиц: армяне-репатрианты из рассеянной по свету армянской диаспоры. В 1946 году СНК СССР принял решение «О мероприятиях по вопросу возвращения зарубежных армян в Советскую Армению». Идею активно поддерживал тогдашний Католикос Геворк VI и в 1946-48 гг. «по армянской линии» в Союз переехало более 100 тыс. человек, а о своем желании вернуться заявило более 350 тыс. армян из 12 стран мира. Но после пожара на «Победе» репатриация была остановлена: постановление Совета Министров СССР от 14 сентября 1948 г. воспретило прием армян – говорят что советские власти подозревали что среди армянских переселенцев были американские разведчики, которые и произвели диверсию.

   Однако расследование, продолжавшееся в закрытом режиме несколько месяцев, показало что армянские диверсанты тут ни причем. Как выяснило следствие, вечером 1 сентября 1948 года в кинозале теплохода собралась часть пассажиров – посмотреть фильм. В это время нештатный киномеханик Коваленко попросил матроса Скрипникова перемотать киноленты после просмотра. Фильмы хранились в небольшой кладовой в центральной части судна. Часть была упакована в жестяные коробки, а часть, предназначенная к перемотке, лежала на столе в открытом виде. Примерно в 15 часов при перемотке на ручном станке лента заискрила и вспыхнула. От нее загорелись патефонные пластинки, через несколько секунд пламя охватило всю кладовую, а еще через несколько минут огонь, вырвавшись из кладовой, охватил центральную часть судна, в том числе штурманскую, рулевую и радиорубку, каюты капитана и штурманов. Пожар начал распространяться по жилым помещениям на нос и корму, на шлюпочную палубу, приблизился к трюмам и машинному отделению.
   Капитан приказал дать сигнал SOS по запасной рации, однако она уже сгорела в штурманской рубке. Общесудовую пожарную тревогу объявили лишь через несколько минут судовым колоколом. Тушением занимались несколько самостоятельных, случайно образовавшихся групп в разных частях судна и довольно успешно – когда в ночь на 3 сентября к судну подошли спасатели, основной пожар был уже потушен. Теплоход повели на буксире, но затем выяснилось, что он может идти самостоятельно. 5 сентября «Победа» пришла в Одессу, спасенные пассажиры прибыли на турбоходе «Вячеслав Молотов».
   

Но самой главной причиной этого пожара была объявлена кинопленка на нитроцеллюлозной основе, которую использовала тогда вся мировая киноиндустрия. Нитропленка устраивала всех по всем позициям: была гибкой, пластичной, обеспечивала чистое и четкое изображение и имела лишь один недостаток – горючесть. Уже при температуре плюс 40 она могла вспыхнуть, как порох (в принципе это и был почти порох – химический состав очень близок). В Интернете можно отыскать воспоминания старых киномехаников о том, как возникали возгорания. То обрыв во время сеанса, механик замешкался, не выключил аппарат, и пленка загорается просто от светопотока. То везли яуфы (железные коробки для пленки) в машине, на полу стоял неразряженный аккумулятор, от тряски яуфы на него кинуло, замкнуло клеммы, проскочила искра. Причем горела нитропленка с выделением смертельно ядовитых соединений синильной кислоты. Потому существовали строжайшие противопожарные инструкции, касающиеся киноаппаратуры, организации показа фильмов. Но жесткие инструкции существуют в любой сфере – только почему-то бьются самолеты, летят под откос поезда и взрывается Чернобыльская АЭС.

   В начале 1949 года состоялся закрытый суд над виновниками случившегося, которые получили большие срока (смертная казнь к тому времени была в СССР отменена). Ими были объявлены: киномеханик, понятно за что; отвечающий за противопожарную безопасность старпом; не передавший вовремя SOS радист, капитан, отвечающий за все на судне; и диспетчер пароходства, за компанию.
   Тело Фэна кремировали в Москве (прощание прошло со всеми воинскими почестями) а позже урну торжественно перезахоронили в Китае. В 1961 году возобновили армянскую репатриацию. А самое главное – начался перевод кинопроизводства на пленку с негорючей ацетатной основой.
   Но жизнь есть жизнь, и старые ленты долго еще потом были в ходу. В ноябре 1957-го в западнобелорусскую деревню Бусса приехала кинопередвижка. Зал сельской школы набился битком – привезли предвоенного «Парня из тайги». Механик сидел со своей установкой не в отдельной будке, а в дверях, катушки нитрокинопленки разложил на полу, заправляя их при свете стоящей на столе керосиновой лампы. Лампа опрокинулась – 65 погибших. О трагедии было доложено Хрущеву, но диверсантов тогда искать не стали, а просто засекретили любую информацию о происшествии и категорическим распоряжением ускорили внедрение ацетатной кинопленки.

   Вот такие вот последствия одновременно и для Китая, и для зарубежных армян, и для советской киноиндустрии (непересекающихся, казалось бы, вещей) имел пожар на борту одного судна. И нам никогда не дано предугадать, как отзовется на другом конце Земли простое вроде бы дело – перемотка матросом кинопленки на пароходе, идущем из Ялты в Одессу. 
   А сам теплоход «Победа» продолжал себе работать в составе Черноморского пароходства на внутренних и зарубежных линиях до середины 70-х. В 50-60-е годы теплоход еще числился среди лучших судов пароходства, во время карибского кризиса в 1962 году использовался для перевозки советских войск на Кубу, и только в конце 1970-х годов был выведен из состава флота и утилизирован.
Tags: катастрофа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 109 comments