Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

Пожаръ на дачѣ въ Озеркахъ (изъ хроники Петербургскаго окружнаго суда)

    Оговорюсь сразу, этот пожар на даче не имеет никакого отношения к знаменитому дачному кооперативу «Озеро» в Приозерском районе Ленинградской области, и пожару 1997 года на тамошней даче Путина. Да и шума в начале прошлого века в Петербурге, это судебное дело наделало куда как больше, чем пожар на путинской фазенде в конце века прошлого.
fire_at_cottage-01
.
     Озерки – это исторический район на севере Санкт-Петербурга, где в конце XIX века располагались загородные дома и дачи петербуржцев. И вот в ночь на 16 июля 1901 года некий провизор Э.Ф.Краевский устроил на съемной даче большой «праздник цветов», привлекший многочисленную публику, в том числе чуть ли не в полном составе Парголовское добровольное пожарное общество.
     Гулянье закончилось обильной попойкой, после которой супруга провизора Мария Краевская уехала в ночь кататься с двумя кавалерами: брандмейстером пожарной дружины и eгo помощником.
fire_at_cottage-02
.
     Сильно опьяневший провизор поднялся в свою комнату на верхнем этаже дачи и вскоре заснул как убитый (в прямом смысле этого слова). Также лег спать и проживавший на этой же даче В.В. Ведерников – приятель Краевского, который фактически и организовывал гуляние.
     Через некоторое время Ведерников почувствовал сильный жар, увидел что дача горит, и бросился тушить начавшийся пожар. Однако пламя всё разгоралось, и Ведерников помог тёще провизора и его детям от первого брака выбраться из пылающей дачи, а затем побежал наверх будить caмoгo Краевского.
     Однако было поздно – пламя охватило всё здание, и несчастный провизор сгорел заживо, но все остальные обитатели дома успели благополучно спастись. По окончании пожара, уничтожившего всю дачу, среди дымящихся развалин был найден обгоревший труп провизора.
     Несмотря на тщательное дознание, причину пожара установить так и не удалось, и он был приписан неосторожному обращению с огнем.
fire_at_cottage-03
.
     Прошло три недели. О трагической смерти провизора стали понемногу забывать, как вдруг 8 августа Ведерников, снимавший уже другую дачу, пригласил к себе местного станового пристава и признался ему в том, что он умышленно поджег дачу Краевского. А совершить это преступление его подговорила Мария Краевская, жена сгоревшего провизора, с целью получения большой страховой суммы за уничтоженное огнем имущество.
.
     Выяснилось, что Ведерников, молодой человек приятной наружности, приехал в столицу из Киева, чтобы открыть в Петербурге собственное коммерческое предприятие. Для этой цели он получил от своего отца около 2 000 рублей наличными деньгами и на 9 000 рублей различного товара. Однако Ведерникова захватила круговерть столичной жизни, в которой он познакомился с женой провизора Марией Краевской, и уже через две недели стал её любовником.
     Время шло, деньги заканчивались, Ведерников стал нуждаться в средствах, и тогда любовница сообщила ему, что она знает способ, как добыть много денег. По её словам, для этого стоило только снять где¬-нибудь дачу и, застраховав обстановку на большую сумму, поджечь её.
     А когда Ведерников засомневался в такой возможности, то Краевская сообщила, что уже однажды поджигала свое имущество в Одессе, получила страховку и была оправдана судом. И уговорила!
fire_at_cottage-04
.
     Провизора Краевского, с которым Ведерников к тому времени подружился, любовники надоумили снять дачу в Озерках, обставить её мебелью и застраховать всё имущество на 12 000 рублей. Затем, чтобы обмануть бдительность местной полиции и пожарной дружины, Ведерников записался в члены добровольного пожарного общества, членов которой и пригласил в полном составе на специально устроенный «праздник цветов», рассчитывая на то, что большинство пожарных в ту ночь перепьется.
     По окончанию праздника Краевская специально пригласила с собой покататься пожарное начальство, а Ведерников, дождавшись, когда её муж заснет, поджег дачу. Когда огонь разгорелся, Ведерников бросился будить спавших дачников, но к его ужасу Краевский не успел покинуть дом и сгорел заживо, что первоначальным планом не предусматривалось.
     После пожара Ведерников вместе с вдовой, её матерью и детьми покойного Краевского от первого брака перебрались на соседние дачи, и тут отношение Краевской к молодому человеку как-то вдруг резко переменилось: она начала упорно избегать его, заведя довольно странную дружбу со своим кучером, крестьянином Алексеем Полозом. Она целыми часами гуляла с ним, всячески высказывала ему свою симпатию и даже дарила оставшееся от покойного мужа дорогое нижнее белье.
fire_at_cottage-05
.
     Вернувшись однажды в неурочное время, Ведерников увидел через стеклянную дверь, как из спальни вдовы провизора выходит кучер в этом самом белье. Одновременно Ведерников заметил, что хозяйка и кучер часто о чем-то таинственно шепчутся между собой.
     Почуяв неладное, он стал подслушивать их разговоры, но смог уловить лишь отдельные слова: «убрать», «отделаться», «отравить». Ведерников якобы решил, что его жизни угрожает опасность, испугался, и решил признаться в совершенном преступлении, потребовав немедленного ареста кучера.

     На основании показаний Ведерникова, он сам, и вдова провизора были арестованы, и привлечены к следствию в качестве обвиняемых в поджоге. Заодно был арестован и кучер, по подозрению в замышлении смертоубийства.
     В ходе предварительного следствия было установлено следующее. Француженка по происхождению Мари Брюнэ, служила в Одессе гувернанткой, где и познакомилась с провизором Краевским, а после смерти его первой жены, вышла за вдовца замуж. Во время совместной жизни на их одесской квартире неожиданно случился пожар, и, заподозренные в умышленном поджоге, оба супруга были арестованы. Хотя окружной суд и оправдал супругов, но тот процесс породил в Одессе множество разговоров, тогда Краевские, получив 15 000 рублей страхового возмещения, покинули город, переехав в Петербург.
     Супруги жили в столице явно не по средствам, и когда страховые деньги стали заканчиваться, довольно удачно подвернулся Ведерников, любовная связь Краевской с которым, ни для никого не была секретом. Но поскольку молодой человек тратил на любовницу большие деньги, её муж относился к этому безразлично.

     Кучер Краевской, Алексей Полоз, как не имеющий отношения к поджогу дачи, и при отсутствии иных доказательств, был вскоре из-под ареста освобожден. А eгo хозяйка и Ведерников семь месяцев провели в тюрьме, и 28 февраля 1902 года предстали перед присяжными заседателями в Санкт-Петербургском окружном суде.
     Еще до начала суда зал заседания буквально осаждался многочисленной публикой, которую пускали только по билетам, разобранным за несколько недель до начала процесса. Интересно, что Краевскую защищали два присяжных поверенных, один из которых, г-н Зейлингер, защищал её ранее в Одессе. В процессе на стороне обвинения активно выступало Русское страховое общество, желающее воспользовавшееся возможность не выплачивать страховку.
     Ну вот, пожалуй, и всё. Не хочу загружать вас деталями этого длительного судебного процесса (в котором было что послушать), и очерчу лишь выбранную линию защиты каждого из подсудимых.
fire_at_cottage-06
.
     А.А. Ведерников, 27 лет, на суде отказался от своих признательных показаний, заявив что это он из ревности оговорил любимую женщину, которая ему изменила «унизившись до грубой, животной связи со своим мерзким кучером».
     М.И. Краевская, 30 лет, показала, что Ведерников давно ухаживал за ней, и бешено ревновал её ко всем мужчинам, кроме мужа. Особенно его ревность усилилась после смерти провизора Краевского, а заметив холодное отношение к нему со стороны молодой вдовы, он пришел в отчаяние и пригрозил отомстить ей доносом и обвинением в умышленном поджоге дачи. Опасаясь, что Ведерников когда-нибудь в припадке ревности застрелит её, Краевская была вынуждена использовать своего кучера в качестве охранника.
     Многочисленные свидетели подтвердили показания Краевской, что Ведерников в последнее время был в высшей степени истеричен и возбужден, бегал по комнатам Краевской с револьвером и угрожал то убить себя, то убить её, то убить кучера.
      «Мерзкий кучер» Алексей Полоз, 27 лет, на суде держался нагловато, показав, что на службу к Краевским он поступил недели за четыре до пожара, и долго не подозревал о чувствах Ведерникова. После пожара Краевская, перебравшись на другую дачу, приказала ночевать там и кучеру, объяснив это тем, что в доме только две женщины и она боится.
     Свидетельница Александрова сообщила суду, что подсудимый Ведерников как-то в разговоре с ней проговорился, указав причину, по которой Краевская предпочла ему своего кучера. «И что ж это за причина?» – полюбопытствовал судья. «Ах, я не мoгy, мне неприлично это сказать» – засмущалась свидетельница.
fire_at_cottage-07
.
     На процессе в защиту подсудимых было выплеснуто много эмоций, но нельзя не согласиться с одним весомым доводом защиты – в распоряжении обвинения была лишь одна улика, которая подтверждала умышленность поджога. Это была явка с повинной Ведерникова, от которой он впоследствии отказался, объяснив свой ложный оговор ревностью к кучеру.
     Что же касается похожего пожара в Одессе, с выплатой большой страховки, то по мнению защиты, одесский пожар был случайным, одесский суд Краевскую оправдал, и говорить тут не о чем.
     Также не более чем случайными совпадениями, защита объясняла страхование имущества дачи на солидную сумму (защитник отметил, что там было много ценных вещей, которые погибли при пожаре), как и то что Ведерников отдыхая на даче записался в члены добровольного пожарного общества, которое практически в полном составе перепилось в ту роковую ночь на устроенном им празднике.
     Умышленно поджога не было, подытожили защитники – просто два очень пьяных человека курили в деревянном доме, наполненном легковоспламеняющимся материалом.
fire_at_cottage-08
.
     Суд предоставил последнее слово подсудимой Краевская. Голос её срывался от волнения, душивших слез и французского акцента: «Я в тюрьме... Муж сгорел... Дети остались... Не виноватая я...».  И не договорив, рыдая, бессильно опустилась на скамью.
     Ведерников хмуро встал перед присяжными заседателями и отказался от последнего слова.
.
     Предварительное следствие по делу продолжалось 7 месяцев, судебный процесс – два месяца, и я не стал вас утруждать всеми деталями этого дела, хотя в комментариях охотно отвечу на возникшие вопросы.
     Но написанного вам хватит, чтобы самим ответить на вопрос:

СГОРЕЛА ЛИ ДАЧА КРАЕВСКОГО ОТ УМЫШЛЕННОГО ПОДЖОГА?

Да
53(74.6%)
Нет
18(25.4%)


     Реальный вердикт суда присяжных по этому делу, помещу завтра.

      P.S. Вердикт под спойлером.
[Spoiler (click to open)]
      «Прошло более получаса томительного ожидания, и наконец прозвучал отрывистый звонок. Наэлектризованная публика, как один человек, ринулась в зал. Все замерли в напряженном ожидании. Торжественно вышли присяжные заседатели, и старшина начал читать вопросный лист. "Нет, не доказано" – таков был ответ присяжных заседателей на первый поставленный им вопрос: "Сгорела ли дача Краевского от умышленного поджога?"».
Tags: Судебныя Драмы, адюльтер, опрос
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 124 comments