Oadam (oadam) wrote,
Oadam
oadam

Скандал в романовском семействе

Всё зло от баб. Во всем виновата Фанни Лир…

     Ровно 139 лет назад, в апреле 1874 года, в императорском семействе Романовых разразился несусветный скандал – великий князь Николай Константинович, старший сын великого князя Константина Николаевича, внук Николая I, племянник Александра II и двоюродный брат Александра III, был уличен в серии краж. И в частности, в краже трех дорогих бриллиантов из оклада иконы Владимирской Божьей Матери.
  Этой иконой император Николай I в своё время благословил брак родителей Николая Константиновича – своего сына Константина и немецкой принцессы Александры Саксен-Альтенбургской, в православии ставшей Александрой Иосифовной. После этого, икона была подарена Николаем I молодым, и бережно хранилась в спальне великой княгини Мраморного дворца, в котором проживала семья великого князя Константина Николаевича. Сам великий князь Константин, правда, к 1874 году жил уже не там, а с балериной Мариинского театра Кузнецовой.
knjaz_nikolaj_konstantinovich_11knjaz_nikolaj_konstantinovich_12
Тот самый Мраморный дворец и та самая икона Владимирской Божьей Матери

     Вообще-то, сам факт кражи одним из великих князей бриллиантов из Мраморного дворца довольно широко освещен, но как-то без подробностей. Лишь в 2000 году Его Королевское Высочество Принц Михаил Греческий и Датский, внук Ольги Константиновны, сестры великого князя Николая Константиновича (т.е. внучатый племянник нашего героя), издал в Париже книгу «В семье не без урода». В ней, на основе семейных документов и рассказов, и была впервые довольно подробно описана эта история.
knjaz_nikolaj_konstantinovich_2

      Итак, всем был хорош великий князь Николай Константинович: молод, красив, богат, знатен, образован – в 18 лет он первым из Романовых закончил Академию Генерального штаба, причем с серебряной медалью, в числе лучших выпускников. Служа командиром эскадрона лейб- гвардии Конного полка, поступил на юридический факультет университета, и там был в числе лучших.
       Но юный великий князь слишком рано увлекся женщинами (существами приятными, но очень вредными), и 2 февраля 1870 года, день своего 20-летия, отметил своеобразно – за сутки у него в постели перебывало 12 девиц. Князь, вообще-то, в тот день заказывал 20-ть, но чего-то там не вышло...
knjaz_nikolaj_konstantinovich_6
 .
    В свои довольно юные годы, Николай Константинович познал довольно большое множество разного рода женщин – от светских львиц - до подавальщиц в трактирах. Пока всерьез и надолго не увлекся Фанни Лир.
.
     Подлинное её имя – Гетти Эйли, и родом она из Филадельфии. В шестнадцать лет Гетти сбежала из дома и вышла  замуж за некого Кельвина Блекфорда. У них родился ребёнок, который вскоре умер. Миссис Блекфорд бросила мужа, который потом тоже умер, и отправилась в Париж, где под именем Фанни Лир (это было имя героини популярной в те годы пьесы) занялась поиском богатых любовников. В чем и преуспела – самым удачным её «приобретением» стал принц Уэльский, будущий король Англии Эдуард VII.
knjaz_nikolaj_konstantinovich_3

      Её внешность принц Михаил Греческий описал так: «Она молода и ослепительно хороша. У неё белокурые локоны, полные мягкие губы и соблазнительные круглые формы. И вообще, вся она – сплошной соблазн. Мужчины, видя её, думают об одном, всегда о том же».

        При этом, танцовщицей, как утверждают многие издания (и Википедия в том числе), Фанни Лир не была. Она называла себя «танцовщицей», чтобы не называться «куртизанкой». В Париже Фанни содержала модный среди аристократии салон полусвета. Но революция во Франции 1870 года, свержение монархии, провозглашение республики, и Франко-прусская война привели к тому, что мадам Фанни Лир потеряла свой салон, общество, связи и деньги. Прослышав о том, что в России мужчинам-аристократам любая девка-француженка краше русской принцессы, она отправилась в Санкт-Петербург, на поиски богатого любовника. Коего вскорости и нашла, в лице великого князя Николая Константиновича.
      Новый роман великого князя затянулся, и обеспокоил его родителей. В 1873 году Николая Константиновича отправили от греха подальше в составе русских экспедиционных войск в поход на Хиву. В этом походе Никола (так его называли, чтобы отличать от других многочисленных Николаев в романовской семье) получил боевое крещение и орден Святого Владимира 3-й ст. А еще он увлекся в Азии востоковедением. По возвращении великого князя из Азии, роман продолжился, а зимой 1874 года в резиденциях императора Александра II и его брата Константина – Зимнем и Мраморных дворцах – стали происходить странные события.

    Традицией Зимнего дворца были семейные вечера, когда на ужины, проводившиеся в покоях императрицы Марии Александровны, собирались ближайшие родственники царя. И как-то раз после такой трапезы императрица простилась с гостями, села писать письма, и вдруг обнаружила пропажу её любимой печатки – геммы из цельного дымчатого топаза. Не знали что и думать – в покоях были только свои.
      После следующего семейного ужина из покоев исчезла уже реликвия – фарфоровая чашка «опак» с китайским рисунком, которую заказал Август Сильный, курфюрст Саксонский и король Польский в день своей коронации. В 1721 году, честь победного окончания Северной войны, Август подарил её Петру I.
        Потерей очередной семейной трапезы стал карандаш в золотом футляре с большим рубином на наконечнике. И тут уже стали проводить расследование – деликатное, но тщательное. А кражи тем временем продолжались – после бракосочетания великой княжны Марии Александровны и герцога Эдинбургского, из Мраморного дворца исчезли изумрудные серьги великой княгини Александры Иосифовны. Места совершения краж вели к кому-то из членов царствующего дома.
     Когда же из домовой церкви Мраморного дворца пропали еще и две старинные иконы, в кражах стали всерьез подозревать великого князя Николая Константиновича. Эти иконы вскоре нашлись у ростовщика Эргольца, который выложил за них 980 000 рублей, но кто их сдавал, установить не удалось – ростовщик божился, что видел продавца впервые, и внешность его не запомнил.
knjaz_nikolaj_konstantinovich_4
.
   Кража 7 апреля 1874 года трех бриллиантов из оклада иконы Владимирской Божьей Матери положила конец расследованию – в виновности Николы уже никто не сомневался. Эти бриллианты вскоре были найдены в одном из ломбардов Санкт-Петербурга, а сдал их туда адъютант великого князя Николая Константиновича капитан Варнаховский.
     Не в интересах императорской семьи было, чтобы об этой истории узнало общество, и дальнейшее расследование поручили Третьему отделению. На допросе Варнаховский показал, что он получил бриллианты от Фанни Лир, а та передала их ему их от имени его командира. Начались допросы великого князя Николая Константиновича шефом корпуса жандармов графом Шуваловым в присутствии его отца.
     Диагноз, поставленный докторами, гласил: «не замечается признаков какой-либо, ясно определившейся душевной болезни, но Его Высочество находится в том болезненном состоянии нравственного растления, которое предшествует развитию многих душевных болезней». При этом версия о клептомании врачами была решительно отброшена.
    Но Николу предпочли объявить безумным – это всем казалось лучшим выходом из этой скандальнейшей истории.
knjaz_nikolaj_konstantinovich_5

     В сентябре 1874 года великого князя Николая отправили под надзор медиков и жандармов в Елизаветино, имение графа Чернышова, находящееся в ста верстах от Санкт-Петербурга. Надзиравшие за великим князем люди, получали огромное жалованье, и не были заинтересованы, чтобы их работа скоро закончилась. Вот и старались спровоцировать Николу на срывы, неадекватное поведение. Дело доходило даже до побоев.
     Слухи об издевательствах над членом императорской семьи дошли до Александра II, и он повелел отправить Николу в имение его отца в Ореанде. Что там у него произошло с графиней Александрой Демидовой, тогдашней женой графа Демидова и будущей женой графа П. Ф.Сумарокова-Эльстона – достойно отдельного рассказа.

     А пока князь Николай находился под опекой в Крыму, в Париже Фанни Лир собралась опубликовать свои мемуары «Зазнобы августейшего маньяка». Россия, прознав об этом, потребовала от Франции запретить эту публикацию, как порочащую честь и достоинство Романовых, и выслать Фанни Лир из пределов страны. Что и было сделано. Фанни Лир перебралась в Бельгию, где и напечатала свои мемуары.
     Я читал эту книгу (она переиздана в наше время) – мерзкая книженция, скажу я вам, как и сама эта особа. В ней великий князь Николай Константинович выставлен клептоманом, а она – беззаветно его любившей жертвой царского произвола. Впрочем, Фанни не скрывает, что письма великого князя, его долговое обязательство на 100 000 рублей, и завещание, по которому Лир объявлялась наследницей князя Николая, были у неё не отобраны, а выкуплены.


        Меня другое во всей этой истории интересует: что побудило 24-летнего великого князя на все эти кражи? Клептоманом он не был, поскольку заключению докторов верится больше, чем книге Фанни Лир. К тому же, больше никаких случаев воровства на протяжении всей последующей жизни (а прожил он 68 лет) за Николаем Константиновичем не замечалось. Сумасбродных поступков было  сколько угодно, но воровства больше не было, а ведь от клептомании излечить практически невозможно.
         Деньги на тот момент у Никола были – после ареста великого князя в его столе было обнаружено 140 тысяч рублей. Как и все великие князья, в начале 1874 года он получил от Министерства императорского двора и уделов 200 000 рублей ежегодного содержания (большие по тем временам деньги).

        Жадным великий князь Николай Константинович тоже никогда не был. Еще до этих краж он на собственные средства посылал учиться за границу своих офицеров, подарил домик любимому лакею Савёлову, который его нянчил, реставрировал семейный дворец в Павловске…
       Да и став впоследствии в Азии миллионщиком, князь Николай на свои деньги назначал стипендии, возводил сады, строил каналы, русские поселения, выстроил первый в Ташкенте кинотеатр.
knjaz_nikolaj_konstantinovich_7
.
    Задолго до революции Николай Константинович завещал этот ташкентский дворец со всем имуществом городу, с условием создания там музея. Сейчас это Дом приемов МИД Узбекистана, и одно из красивейших зданий Ташкента.

      Возможно, Николая Константиновича просто подставили. Его отец, великий князь Константин Николаевич отличался либеральными взглядами и был правой рукой своего брата императора Александра Освободителя в освобождении крестьян от крепостной зависимости, в проведении всяких реформ. Его не любили ретрограды, и стремились сместить хотя бы с важнейшего поста Председателя Государственного совета, который он тогда занимал.
        Все иностранные кокотки в России находились под наблюдением, а иногда и на службе Третьего отделения. И Фанни, может быть, предложили сообщить Николе нечто банальное – она проигралась, ей нужны большие деньги, иначе её вышлют из России. Он просил у родителей, и они, поняв для кого нужны деньги, ему конечно же, отказали. И тогда не терпящий отказов Никола в ярости и в отместку стал доставать нужные деньги с помощью краж.
     А может это просто дурость молодого, «зажравшегося» представителя «золотой молодежи», которому «нечего больше хотеть».
     А может быть это всё-таки клептомания.
     Что думаете?
     Лично я думаю, что всё зло от баб во всем виновата Фанни Лир…
Tags: Дом Романовых, любовь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →